г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619
+7 (846) 212-99-71
Банкротство не выход: когда суд не спишет долги

Жительница Подмосковья активировала кредитную карточку и снимала с нее деньги, а расплачиваться с банком ей помогал муж. Но через некоторое время она развелась, сняла свое жилье, а затем потеряла работу. Чтобы списать долги по кредитам, заёмщица решила использовать процедуру банкротства. Но суд не освободил ее, потому что пришел к выводу, что она взяла на себя «заведомо неисполнимые обязательства».

О несостоятельности физлиц слышали многие, но не все в курсе, что она необязательно заканчивается списанием долгов. Граждане, которые знают лишь о плюсах банкротства, могут относиться к нему легкомысленно, отмечает партнер Пепеляев Групп Юлия Литовцева. Чаще всего к финансовому краху приводят кредиты. Клиенты не могут рассчитаться с банками, потому что потеряли работу или другой источник дохода, не рассчитали силы, не хватило финансовой грамотности. В итоге человек берет другой кредит, чтобы рассчитаться с первым, но если нет значительного постоянного дохода – это помогает лишь на время.

Доходы и расходы под вниманием судов

Банкротство может помочь таким заемщикам, но суды должны оценить их добросовестность. В некоторых делах неподъемные долги могут помешать освободиться от долгов. С этим столкнулась Алина Зеленова* из Подмосковья, которая задолжала 651 889 руб. банкам. В конце 2012-го она активировала кредитную карту «Русского стандарта» и стала периодически снимать с нее деньги. Лимит сначала был 50 000 руб., но банк его постоянно повышал и через пару лет довел до 268 000 руб. Об этом «Право.ru» рассказал Андрей Шафранов, представитель Виктора Малого, финансового управляющего Зеленовой.

По словам Шафранова, муж помогал Зеленовой платить банкам. Но в марте 2014-го она с ним развелась и сняла отдельную квартиру на кредитные деньги. Теперь пришлось платить не только банкам, но и за жилье. Как рассказывает Шафранов, это стало сложно, поэтому Зеленова перекредитовалась в Банке Москвы под более низкий процент. Но в 2015-м ей стали задерживать  зарплату. В 2016-м Зеленова подала на банкротство, а спустя полгода руководство компании потребовало написать заявление по собственному желанию из-за сокращения, говорит Шафранов.

Арбитражный суд Московской области не нашел у Зеленовой имущества на продажу, но не стал освобождать ее от долгов. Суд решил, что она стала банкротом, потому что «действовала недобросовестно и приняла на себя заранее неисполнимые обязательства». Если судить по справкам 2-НДФЛ, то с 2013 года зарплата должницы не поднималась выше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с карты большие суммы, от 20 000 до 93 000 руб. Суд не поверил словам Зеленовой, что выплачивать кредиты помогал муж, а после развода ей пришлось справляться самой. Из выписки было видно, что после расторжения брака на карту вносились значительные суммы, от 21 000 до 115 000 руб., притом что официальный доход Зеленовой не менялся. Это подтверждает, что у должника есть другие источники дохода, кроме зарплаты, решил АС Московской области, который не увидел причин «прекращать исполнение обязательств».

Согласно справке 2-НДФЛ, должница получала не больше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с кредитной карты бОльшие суммы – от 20 000 до 93 000 руб.

Иные выводы сделал 10-й арбитражный апелляционный суд. Он не нашел в деле доказательств недобросовестности Зеленовой. Она взяла кредит, когда могла позволить его оплачивать, а затем развелась и уволилась, излагается в постановлении апелляции. 10-й ААС подтвердил, что должница не планировала преднамеренное или фиктивное банкротство, не скрывала и не уничтожала имущество, не сообщала управляющему недостоверных сведений. А значит, её можно освободить от долгов – такой вывод апелляция подкрепила ссылкой на решение ВС по делу о банкротстве Евгения Кононова № А03-23386/2015.

Добросовестность должника и банка

Литовцевой из «Пепеляев Групп» сложно оценить решения судов, потому что, по ее словам, «они как будто приняты в отношении разных должников». Вторая инстанция указывает, что должница оформила кредит в период стабильного дохода, но не смогла вернуть его из-за развода и потери работы – из этого можно предположить, что суд первой инстанции допустил ошибку. Но апелляция не соотнесла уровень дохода и кредитных обязательств банкрота, продолжает Литовцева. По ее мнению, цифры, приведенные первой инстанцией, указывают на недобросовестность Зеленовой.

Зеленова тратила деньги на свои нужды и содержание семьи, но затем не смогла платить по кредиту – ее обязаны освободить от долгов, спорит арбитражный управляющий Артем Кадников из правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры . Первая инстанция напрасно решила, что превышение расходов над доходами – это повод не списывать долги, поддерживает старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Дмитрий Якушев.

Судебная практика свидетельствует о том, что человека с большими долгами освободят от них, если будет доказано, что он не может их вернуть, рассказывает Полина Стрельцова из Vegas Lex . По её словам, для определения добросовестности важно, не указал ли должник ложные сведения в заявке на кредит, разумно ли он тратил средства, пытался ли трудоустроиться и т. п. Должник обязан доказать, что не может платить по долгам в силу объективных причин, говорит Стрельцова.

В том, что число фактических банкротов растет, виновата отчасти агрессивная политика банков, признает Литовцева. Они массово выдают кредиты без оценки реальных возможностей заемщиков. Если банк взял на себя высокие риски – логично, что он должен нести повышенную ответственность, но законодатель не спешит это закрепить, говорит Кадников. Он предлагает ввести солидарную ответственность кредитора и должника, если будет доказано, что «в погоне за прибылью банк выдавал заведомо невозвратный заём». Эту позицию поддерживает Шафранов, который подчеркивает, что банк имеет аналитические службы, скоринговые программы, доступ к базам данных и т. п.

Надо разграничивать финансовую неграмотность и злоупотребления, но в любом случае «человек знал, что подписывает» – это однобокая позиция, полагает Шафранов. «Я, кандидат юридических наук, получаю от банка текст кредитного договора на 12 листах мелким шрифтом, беру домой и читаю с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача», – говорит он.

«Я, кандидат юридических наук, беру домой текст кредитного договора с банком и читаю его с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача».

Когда от долгов не освободят

1. Ничего не делал

Самая частая причина, по которой суды отказываются списывать долги – бездействие должников. Они должны передать управляющему всю информацию о своем имуществе и доходах, ничего не скрывая. Этого не стала делать Наталья Казанова*. Она вообще не выходила на связь с управляющим, и суд не стал освобождать ее от долгов в деле № А41-67605/2016.

Такое же последствие ждет должников, которые представили управляющему недостоверную информацию, а он вывел их на чистую воду. Например, узнал о квартирах или машинах банкрота через реестры.

2. Продал без разрешения

Додарбека Калоева*, не уплатившего 1,2 млн руб., банкротила налоговая по упрощенной процедуре отсутствующего должника в деле № А50-99/2015. В период реализации имущества Калоев самовольно продал свою «Ладу». Управляющий успешно оспорил эту сделку, но это ни к чему не привело. Машину не вернул ни сам должник, ни приставы. В то же время Калоеву отказали в списании долгов из-за того, что он продал имущество вне банкротства.

3. Мог заплатить, но не хотел

Если у должника были деньги, но он решил не платить по долгам – это расценивается как злостное уклонение, решил суд в деле о банкротстве Вячеслава Самонова* (№ А49-793/2016). Его банкротил Александр Кирюхин* из-за старого долга в 680 000 руб. Кредитор узнал, что в 2013 году Самонов получил 6,3 млн руб. по соглашению о разделе имущества с супругой, но не рассчитался с кредитором из этих денег. Кирюхин пытался оспорить эту сделку, но у него не получилось. Зато суд, заканчивая производство по банкротному делу, не освободил Самонова от долгов, потому что тот вел себя «недобросовестно по отношению к кредитору».

4. Хотел обмануть

Валентина Колязина* не смогла освободиться от 1,6-миллионных долгов по кредитам, потому что ее банкротство было фиктивным. Управляющий выяснил: в 2013–2014 годах, когда Колязина перестала платить банкам, она на самом деле могла расплатиться с долгами. Он выяснил, что она обналичила порядка 4,4 млн руб., но не смогла отчитаться, на что их потратила. Прокуратура оштрафовала ее на 1000 руб. за фиктивное банкротство (№ А63-11414/2017), а в банкротном деле суд подтвердил, что долги остаются (№ А63-11399/2016).

Фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление о своей несостоятельности (п. 1 ст. 14.12 КоАП). Преднамеренное банкротство – действия или бездействия, которые заведомо приводят к банкротству (п. 2 ст. 14.12 КоАП).

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Евгения Ефименко

Источник: Pravo.ru





Заемщица нашла брешь в договоре о страховании ВТБ24
В Ульяновской области суд взыскал более 100 000 руб. с компании «ВТБ Страхование» в пользу клиентки, которая подписала договор с обязательством не требовать возврата уплаченной страховки.
Верховный суд посчитал срок для включения в реестр кредиторов
Верховный суд разбирался, как исчислять срок для включения требований в реестр после признания сделки между сторонами недействительной.
Текущим или реестровым является регрессное требование, решал ВС
В рамках одного из недавних споров Верховный суд разбирался, текущим или реестровым является регрессное требование, возникшее из обязательств по оплате договоров, заключенных задолго до принятия судом заявления о банкротстве компании. Три инстанции решили, что требование текущее, но экономколлеги...
Верховный суд разобрался в тонкостях договора займа
Иногда суды забывают, что могут признать договор займа недействительным только при наличии соответствующего искового требования. Но в любом случае, если деньги по договору передавались, они должны быть возвращены. В указанном деле районный суд установил факт передачи денег, но не задумался над ос...
ВС разбирался, почему должника оставили без кредитора
Право требования долга по цепочке сделок от компании перешло к физлицу. Несмотря на это, в судебном порядке деньги попросил взыскать с должника именно первоначальный кредитор. Первая инстанция иск удовлетворила. Но апелляция с этим не согласилась: заявитель утратил право на иск после цессии. Прав...
Госдума одобрила поправки в ГК о возврате страховой премии
Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект о возврате заёмщику части страховой премии при досрочном погашении потребительского кредита.
Мы в социальных сетях
Назад
Наверх
Заявка на обратный звонок
Оставьте ваш номер телефона и наш специалист свяжется с вами!
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Напишите нам
И мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Консультация
Мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Заявка принята
В ближайшее время с вами свяжется 
наш специалист
Произошла ошибка
Пожалуйста, попробуйте еще раз