г. Москва, ул. Верхняя Красносельская,
д. 11а, ст.1, офис 29
г. Самара, пр-т Карла Маркса,
дом 192, офис 619
+7 (499) 288-34-32 +7 (846) 212-99-71
Долги в наследство

Списывать долги со смертью должника кредиторы не спешат, поскольку всегда есть шанс попробовать взыскать долг с наследников. Причем внимание кредиторов приковано не только к кошельку наследников, но и к перешедшему к ним имуществу, например дорогим квартирам и жилым домам. И в последнее время возросло число исков об обращении взыскания на унаследованные квартиры или выплату их стоимости в конкурсную массу по делам о банкротстве третьих лиц. При этом под удар кредиторов попадают как наследники-граждане, так и государство.

По наследству переходит не только право на имущество, но и долги наследодателя - погашаются лишь те, исполнение которых было тесно связано с личностью наследодателя (ст. 418 ГК РФ). При этом наследники отвечают по долгам наследодателя солидарно (п. 1 ст. 1175 ГК РФ), т.е. кредитор вправе потребовать исполнения от любого из них или от всех в части или в полном объеме (ст. 323 ГК РФ) независимо от осведомленности наследников о долгах (п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", далее - Постановление Пленума ВС РФ N 9).

И кредиторы пользуются этим правом весьма активно. Анализ более семисот судебных актов показал, что чаще всего требования кредиторов связаны:

- с исполнением заемных обязательств (кредитные договоры, договоры займа, в т.ч. с микрофинансовыми организациями) при условии, что квартира или дом находились в залоге;

- банкротством наследодателя или иного связанного с ним лица и оспариванием заключенных сделок (купля-продажа, дарение, мена - возврат унаследованного или его стоимости в конкурсную массу);

- обязательствами из причинения вреда.

При этом исходя из вышеприведенных норм и сложившейся судебной практики для удовлетворения требований кредиторов потребуется, помимо наличия у истца прав кредитора, установить и ряд дополнительных имеющих юридическое значение обстоятельств:

1) факт принятия наследства и обоснованность требований кредитора;

2) стоимость унаследованного имущества и предел ответственности наследника;

3) соразмерность долга требованию кредитора об обращении взыскания на имущество;

4) факт отказа наследника от исполнения или ненадлежащее исполнение обязательств по долгам наследодателя;

5) добросовестность сторон и отсутствие злоупотребления правом.

ДЛЯ ВЗЫСКАНИЯ ДОЛГА СТАТУС НАСЛЕДНИКА НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ

Обязанность наследника удовлетворять требования кредиторов наследодателя наступает только в случае принятия им наследства. При этом не играет роли основание и способ принятия наследства, а также статус наследника - значение по смыслу ст. 1175 ГК РФ имеет только сам факт вступления в права наследования; даже публично-правовые образования - Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования, в собственность которых перешло выморочное имущество, отвечают по долгам наследодателя. На это, в частности, указал Верховный Суд РФ в п. 60 Постановления Пленума ВС РФ N 9.

При отсутствии доказательств принятия наследства требования кредитора будут отклонены.

Так, например, в рамках исполнительного производства по иску о взыскании задолженности по кредиту и обращению взыскания на квартиру произошла замена должника его правопреемниками - наследниками. Спор дошел до президиума краевого суда, который направил дело на новое рассмотрение из-за неподтвержденности выводов о принятии наследства.

К нотариусу наследники не обращались, доказательств фактического принятия также нет: согласно акту осмотра банком спорной квартиры в ней никто не проживает, предоставленная выписка по лицевому счету указывает на наличие задолженности по коммунальным платежам. Но суды ограничились лишь устным пояснением представителя банка о том, что наследники приняли наследство, не исследовали других доказательств. Не установлено судом и кто является опекуном одной из ответчиц - несовершеннолетнего ребенка.

Между тем исходя из положений ст. ст. 1153, 1154, 1175 ГК РФ при установлении процессуального правопреемства суду надлежит установить, привлекались ли лица, полагаемые правопреемниками, к наследованию, были ли ими реализованы наследственные права, а также определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которой наследник может отвечать по долгам наследодателя (Постановление Президиума Ставропольского краевого суда от 19.06.2015 N 44г-132/15, 44Г-54/2015, 4Г-340/2015).

Таким образом, как видим, значение имеет факт принятия наследства - реализации наследником своих прав. При этом неважно, зарегистрированы или каким-либо иным образом оформлены права наследника, если есть доказательства принятия наследства. Так, хотя наследник не обращался к нотариусу за принятием наследства, суд принял во внимание, что наследник является сособственником спорной квартиры и зарегистрирован в ней, следовательно, фактически принял наследство (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2018 по делу N 33-42262/2018).

Особенно вышесказанное касается выморочного имущества.

Пример: кредитор обратился с иском к департаменту городского имущества г. Москвы о взыскании задолженности по договору займа и обращении взыскания на квартиру в залоге. Суд первой инстанции удовлетворил иск полностью, т.к. квартира является выморочным имуществом, а город - наследником.

Город попытался оспорить решение, но Мосгорсуд отклонил жалобу, т.к. отказ от принятия выморочного имущества не допускается, при этом имущество в силу положений п. 1 ст. 1151 ГК РФ переходит в собственность публично-правового образования без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации. Таким образом, ДГИ г. Москвы, как наследник выморочного имущества, должен отвечать по долгам наследодателя в пределах стоимости выморочного имущества.

Между тем коллегия отменила решение суда первой инстанции в части обращения взыскания на квартиру, поскольку ответчик финансируется за счет бюджета и решение суда в части взыскания денежных средств подлежит безусловному исполнению; квартира же перешла в собственность города, включена в фонд социального использования, и обращение взыскания на нее не является необходимым и целесообразным (Апелляционное определение Московского городского суда от 14.07.2017 по делу N 33-22256/2017).

В целом такое решение соответствует общей тенденции судебной практики: суды охотно взыскивают долги с муниципалитетов и т.п. по выморочному имуществу, указывая при этом, что не имеет значения, принимало ли публично-правовое образование имущество, ведь для этого не требуется специальных актов и решений судов. Однако при этом обычно требования об обращении взыскания на имущество отклоняют, особенно если требование предъявлено к крупному образованию, вероятно, по мотивам достаточности бюджетных средств таких образований для удовлетворения "денежных" требований кредиторов (см. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2016 N 33-21706/2016 по делу N 2-420/2016, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2018 по делу N 33-50949/2018).

НАСЛЕДНИК ОТВЕЧАЕТ ПО ДОЛГАМ В ОГРАНИЧЕННОМ РЕЖИМЕ

Между тем ответственность наследников по долгам наследодателя не безгранична, законом ограничена степень ответственности наследника стоимостью унаследованного имущества, требования кредиторов не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников; в не покрытой наследством части обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения (п. 1 ст. 416 ГК РФ, абз. 2 п. 1 ст. 1175 ГК РФ, абз. 4 п. 60 Постановления Пленума ВС РФ N 9).

Поэтому для правильного разрешения дела требуется установить стоимость унаследованного имущества.

Так, например, суд удовлетворил частично требования банка по кредитному договору; обратил взыскание на квартиру, взыскал солидарно с ответчиков - мужа и детей умершего заемщика более 6,8 млн руб.

Ответчик В.Г. обжаловал решение, просил предоставить отсрочку в реализации заложенного имущества на срок в один год, т.к. считал, что может продать квартиру на более выгодных условиях, к тому же банк отказался выделить долю в квартире его детям. Однако апелляционная коллегия отклонила доводы жалобы, поскольку материальное положение ответчика не позволяет ему погасить образовавшуюся задолженность, у него нет средств даже на ежемесячный аннуитетный платеж; доказательств обратного не представлено, как и доказательств возможности реализовать квартиру по более выгодной цене.

Между тем коллегия вышла за пределы доводов жалобы и изменила частично решение суда первой инстанции, т.к. не согласилась с возложением на наследников - детей умершей М. - обязанности возместить задолженность банку в полном размере.

В соответствии с п. 1 ст. 1175 ГК РФ хотя наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, но лишь в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества.

Ответчики после вычета супружеской доли (1/2) унаследовали по 1/3 доли оставшейся половины, стоимость каждой доли составляет 1,19 млн руб. (стоимость квартиры пополам и 1/3 от полученного результата), следовательно, ответственность наследников (детей) не может превышать указанный размер. При этом суду стороны представили два разных отчета об оценке стоимости квартиры, и коллегия выбрала с учетом интересов детей (один из которых несовершеннолетний) тот, в котором указана меньшая стоимость (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.10.2018 по делу N 33-16561/2018).

Как видим, ответственность наследника определяется не общей стоимостью спорного имущества, а лишь пределами стоимости конкретной доли, которая переходит к наследнику; потому и кредиторы, и суды должны учитывать иные "вычеты" из имущества (супружеская доля, доля иного сособственника и т.п.).

При этом обращает внимание то, что суд принял во внимание отчет с меньшей оценкой рыночной стоимости квартиры. К сожалению, в судебном акте не указаны подробно результаты сопоставления отчетов, лишь упоминается об учете интересов детей. Между тем встречаются и судебные акты, в которых более детально указываются мотивы отклонения отчетов.

Например, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина конкурсный управляющий оспорил договор дарения квартиры и применения последствий недействительности сделки. Одаряемая по договору умерла, и требования были предъявлены к наследнику М., получившему квартиру. М. обязали возвратить стоимость квартиры в конкурсную массу, поскольку суд пришел к выводу, что сделка была совершена с целью ухода от обращения взыскания на нее по требованиям кредитора в "период подозрительности". При этом в обоснование стоимости унаследованного имущества для определения пределов ответственности наследника стороны представили два отчета.

В отчете со стороны истца оценку эксперт провел без осмотра имущества, просто сравнив характеристики объектов с другими аналогичными, из-за чего суд посчитал, что, по сути, приведена стоимость объектов-аналогов. Эксперт же ответчика осмотрел имущество и потом уникальные характеристики сравнил с аналогами, что вызвало большее доверие у суда. Однако стоимость унаследованного имущества все равно в разы превзошла стоимость спорной квартиры, и суд взыскал с наследника в конкурсную массу стоимость квартиры в полном объеме (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.06.2017 по делу N А33-21804/2015К6).

СМЕРТЬ ДОЛЖНИКА НЕ ПОВОД ОБРАЩАТЬ ВЗЫСКАНИЕ НА ИМУЩЕСТВО

Немаловажным является и то, что требование кредитора об обращении взыскания на имущество или истребование его стоимости в конкурсную массу и т.п. должны быть обоснованными.

Так, сама по себе смерть должника и переход долга к наследнику не являются основанием для обращения взыскания на имущество и тем более требования расторжения договора и досрочного исполнения обязательств. На это специально обратил внимание ВС РФ в п. 59 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9: поскольку наследник является правопреемником наследодателя, то к нему переходит обязательство на тех же условиях; наследник, если это допускается законом или договором, вправе исполнить обязательство досрочно, в противном случае может продолжать "выплачивать" долг в тот же срок и в том же порядке, которые предусмотрены договором (в пределах своей ответственности).

Взыскание на имущество по наследству, скажем, в кредитных спорах может быть обращено только при условии нарушения обязательств по возврату долга наследодателем или самим наследником, поэтому суды всегда в таких вопросах должны исследовать, была ли просрочка исполнения, а истец - представить соответствующие доказательства.

При этом исследуется и обоснованность требований кредитора, и соразмерность долга стоимости имущества.

Так, например, кредитор требовал обратить взыскание на квартиру в г. Москва со ссылкой на то, что является потерпевшим по уголовному делу и по решению суда наследодатель должна была возместить ему причиненный ущерб, но не сделала это при жизни и, значит, долг перешел к наследнице. Однако суд отклонил требования, поскольку истец не возбуждал исполнительное производство и не предъявлял исполнительный лист к взысканию при жизни наследодателя, к тому же ответчица в депозит нотариуса "положила" сумму требований истца и оснований обращения взыскания на квартиру нет (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.08.2017 по делу N 33-34366/2017).

В другом споре также истец заявил требование об обращении взыскания на унаследованную квартиру, но суд отклонил требования, т.к. сумма долга несоразмерно меньше стоимости квартиры, и ограничился лишь взысканием в денежной форме (Апелляционное определение нижегородского областного суда от 20.02.2018 по делу N 33-2077/2018).

Однако даже в условиях просрочки, обоснованности и соразмерности требований кредитора суд может пойти навстречу наследнику-должнику, если усмотрит в действиях кредитора признаки недобросовестности и злоупотребления правом.

Так, например, АИЖК в лице представителя банка ВТБ24 обратилось в суд с иском к наследникам умершего заемщика о расторжении договора займа, взыскании задолженности, обращении взыскания на квартиру в залоге (ипотека).

Суд первой инстанции удовлетворил требования, т.к. наследники отвечают по долгам наследодателя, с их стороны образовалась просроченная задолженность.

Однако апелляционная коллегия отменила решение как несправедливое и необоснованное, пришла к выводу об отсутствии вины наследников в нарушении сроков оплаты по договору займа, заключенному с наследодателем. Ответственность заемщика по договору была застрахована, и наследники уведомили банк о смерти заемщика и обратились в страховую организацию, т.е. действовали добросовестно и предприняли все меры для исполнения обязательства. В задержке выплаты страхового возмещения нет вины ответчиков.

Действия же кредитора коллегия расценила как недобросовестные, поскольку АИЖК злоупотребила своими правами (п. 3 ст. 1, ст. 10 ГК РФ): АИЖК было уведомлено о смерти заемщика и обращении наследников в страховую организации, извещено о сложном материальном положении наследников; имело в распоряжении договор страхования и знало его условия; но результатами разрешения вопроса о признании случая страховым истец не интересовался (что сам подтвердил в ответе на запрос судебной коллегии), предъявив исковые требования к ответчикам.

Кроме того, коллегия усмотрела нарушения и в начислении неустойки и распределении выплаты страхового возмещения (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 10.01.2018 по делу N 33-45/2018).

Таким образом, суд при оценке обоснованности претензий кредитора на перешедшие по наследству квартиры, дома и т.п. оценивает не только наличие у кредитора права требовать возврата долга, но и соразмерность требований стоимости имущества. Кредитор вправе рассчитывать только на долю долга, вписывающуюся в стоимость унаследованного имущества. И если обращение взыскания на квартиру возможно только при соблюдении ряда условий:

1) квартира в залоге и кредитор - залогодержатель или на истребование имущества (его стоимости) имеются иные основания, например в результате признания сделки недействительной;

2) сумма требований соразмерна стоимости унаследованного имущества, и обращение взыскания отвечает принципам справедливости и обоснованности (необходимости);

3) наследник вступил в права наследства;

4) действия кредитора добросовестны, и он своевременно предпринимал все меры для получения исполнения от должника, в т.ч. наследника, а требования кредитора обоснованны.

Причем эти требования должны сочетаться в совокупности полностью или в части.

В заключение для злостных алиментщиков отметим, что в судебной практике встречаются дела, когда основанием взыскания с наследников были долги по алиментам и суд удовлетворял требования кредитора (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 01.03.2016 N 45-КГ16-1).



Мы в социальных сетях
Назад
Наверх
Заявка на обратный звонок
Оставьте ваш номер телефона и наш специалист свяжется с вами!
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Напишите нам
И мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Консультация
Мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Заявка принята
В ближайшее время с вами свяжется 
наш специалист
Произошла ошибка
Пожалуйста, попробуйте еще раз