г. Москва, ул. Верхняя Красносельская,
д. 11а, ст.1, офис 29
г. Самара, пр-т Карла Маркса,
дом 192, офис 619
+7 (499) 288-34-32 +7 (846) 212-99-71
Срок поручительства отделили от исковой давности // Верховный суд утвердил разъяснения о поручительстве

Пленум Верховного суда (ВС) принял постановление о поручительстве. В нем ВС подчеркивает, что сроки поручительства — это не сроки исковой давности, и соответствующие правила Гражданского кодекса (ГК) к ним не применяются. Отождествлять эти термины неправильно, считают разработчики.

Из итоговой версии постановления исчез п. 46 проекта о сроках поручительства. Там говорилось, что со дня обращения кредитора в суд срок поручительства не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита. Разработчики единогласно пришли к выводу, что это разъяснение надо удалить, сказала судья ВС Елена Гетман, представившая итоговый текст. Это связано с использованием термина «течение срока поручительства». Он может быть неоправданно отождествлен со сроками исковой давности. Указание на это появилось также в п. 42 проекта: сроки поручительства не являются сроками исковой давности, и правила гл. 12 ГК об исковой давности к ним не применяются.

Более четко, по словам Елены Гетман, в итоговом тексте изложены положения о последующих отношениях должника, поручителя и кредитора при неизвещении поручителя должником об исполнении обязательства кредитору (п. 22). Должник, исполнивший основное обязательство, обязан немедленно известить известных ему поручителей. В проекте не было указания на известность поручителя должнику. Если извещения нет, то поручитель, исполнивший обязательство, может потребовать от кредитора излишне уплаченного или обратиться к должнику с регрессным требованием.

Должник, исполнивший регрессное требование поручителя, может по общему правилу взыскать с кредитора только излишне полученное. Но ВС в том же п. 22 обращает внимание, что если кредитор действовал умышленно и получил дополнительное исполнение от поручителя, когда должник уже исполнил основное обязательство, то должник может потребовать от такого кредитора возмещения убытков.

Из п. 1 постановления исчезло указание на договор страхования. Это при обсуждении проекта предлагал сделать завкафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало. По его мнению, закон не относит страхование к способам обеспечения, а из редакции, которая была в проекте, практика могла бы сделать противоположный вывод, и нормы об обеспечении пришлось бы применять к страховому договору.

Наконец, в принятом постановлении нет разъяснения о том, как квалифицировать соглашение между кредитором и третьим лицом об исполнении таким лицом солидарно или субсидиарно с должником неденежного обязательства в натуре (п. 2). В проекте предлагалось считать это кумулятивным переводом долга (п. 3 ст. 391 ГК) Исключение Елена Гетман объяснила тем, что в постановлении Пленума ВС по гл. 24 ГК о перемене лиц в обязательствах[1] уже было дано такое разъяснение, и его повторение разработчики посчитали излишним.

[1] Постановление Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 года № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Мы в социальных сетях
Назад
Наверх
Заявка на обратный звонок
Оставьте ваш номер телефона и наш специалист свяжется с вами!
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Напишите нам
И мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Консультация
Мы поможем найти решение Вашей проблемы
отправляя нам письмо, вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных
Заявка принята
В ближайшее время с вами свяжется 
наш специалист
Произошла ошибка
Пожалуйста, попробуйте еще раз